Главная arrow Авторские статьи arrow Зарубки №71А (путевые зарубки, часть 1)
23.10.2017 г.
Главное меню
Главная
О Борке
Форум
Культурные события
Спорт
Люди Борка
фотоальбом
О сайте
Фотовыставки
Видео про Борок
Авторские статьи
Студия
Авторизация





Забыли пароль?
Ещё не зарегистрированы? Регистрация
Выбор шаблона
blue_lights
Раздел ОБЪЯВЛЕНИЯ
Поиск по сайту
100x100-1




Ленты Новостей
Пожертвования

Друзья!

Обеспечение нормальной бесперебойной работы Общественного борковского сайта дело очень накладное, не дешевле совершенствование его. Поэтому обращаемся с просьбой тем, кто имеет такую возможность, пожертвовать для сайта любую сколь угодно малую сумму, отправив или положив её на мобильный номер 9036387785 ("Билайн",этот провайдер с недавних пор участвует в системе безналичных электронных расчётов). С переводом, пожалуйста, отправьте на этот номер СМС о том, кто вы. Все полученные переводы будут отмечены в разделе "Пожертвования" на нашем форуме.

Поможем нашему сайту Борка!

Зарубки №71А (путевые зарубки, часть 1)
Автор Вячеслав Корнев   
27.10.2012 г.
«Пусть минуты твои будут, как дни; дни - как месяцы, месяцы - как годы…» - нечто подобное написано на часах, подаренных австрийским императором турецкому султану. Для полного понимания дальнейшего текста  важен и смысл данного изречения и его адресат.

            Жили-поживали мы с любезной супругой моей Жанночкой, не считая ни минут , ни месяцев, ни лет, как вдруг оказалось, что совместному нашему обитанию исполнилось ровно 25 годков. Серебряная свадьба – называется.

             И решили наши подросшие, но еще не совсем твердо стоящие на ногах дочки, отправить нас в свадебное путешествие. Поскребли они по своим скудным сусекам, присоединили к задуманной концессии деда и бабушку и задумали приобрести нам путевку в Турцию. А куда же еще? Где еще отдохнуть промозглой поздней осенью простому россиянину, как не на солнечных пляжах Анталии?

            Против того, чтобы оторвать сидалище от любимого дивана, возражал я один, а против Анталии мы встали с супругой дружным фронтом: ну не любим мы пассивное лежание на пляже и созерцание чужих персей, лядвей и разнообразных конечностей. Пляж – дело одноразовое: пришел, поплавал, освежился и пошел дальше заниматься чем-нибудь полезным. Короче, выбор пал на Стамбул – экс-столицу двух великих империй: Византийской и Османской. Обломки двух империй, наверное, должны были оставить достаточно следов для их внимательного созерцания и душеполезных размышлений. – О, как мы были правы!

            Однако, продолжу по порядку.

            Давно я не летал на самолетах. Так давно, что и представить себе не мог, как сильно изменилась эта нехитрая прежде процедура: Всеобщий полицейский контроль, металлоискатели, запрет на курение, цены в аэропортовских кафе… Кто-нибудь может объяснить, почему бутылка минеральной воды в них стоит как бутылка приличной водки на воле? Думается, что никакой другой причины, кроме безграничной буржуинской алчности здесь нет. Пройдя через многочисленные рогатки, запертый в четырех стенах, человек не утрачивает первичные физиологические потребности, и, если без еды может продержаться довольно долго, то без воды… Странно, что туалеты в аэропортах пока бесплатные. Но тут, скорее всего, прыть наших доморощенных бизнесменов и эффективных менеджеров сдерживают какие-то международные правила.

            Летели мы самолетом ТУ-204 компании ПанУкраина. Большинство пассажиров составляли турки – простые такие ребята, скорее всего строители из тех, что, потакая противоестественным вкусам наших нуворишей, возводят дворцы по проектам, почерпнутым из диснеевских мультиков. Турки беспрерывно бродили по салону, кучковались, что-то темпераментно обсуждали и тем доводили стюардесс до белого каления. Надо заметить, что ТУ-204 – самолет не очень удобный и уж никак не приспособленный для проведения перманентного митинга – в нем по проходу и тележку с напитками провезти трудно.

            Стамбул возник в иллюминаторах россыпью драгоценностей. Сперва внизу появились короткие светящиеся точки и черточки – катера, яхты, корабли. Потом обозначилась четкая береговая линия. Потом, сияющие зеленоватым, голубым, желтым, оранжевым цветом медальоны стамбульских кварталов, соединенные изящными золотыми виньетками автострад. Восточная сказка начиналась. Скажу уж, кстати, что Москва сверху выглядит победнее, несмотря на то, что является столицей «великой энергетической сверхдержавы».

На выходе из аэропорта нас ожидал представитель турфирмы Биляль, который микроавтобусом  довольно быстро доставил нас в отель Flaurs Palas на небольшой пешеходной улице Savafeti. Улочка пешеходная, потому что машина там просто не пройдет, и расположены на ней только отели, магазины и рестораны. По вечерам булыжники мостовой застилаются ковролином, количество столиков с интимно мерцающими свечами увеличивается , и вся улица превращается в один большой храм пищи, паломниками в котором являются в основном «лица евро-американской национальности».

            Отель оказался как отель. Чтобы оправдать в названии слово «flauers», на стенах в нем висели репродукции натюрмортов с цветами, а на лестницах стояли искусственные букеты. В номере я первым делом поинтересовался у боя (гарсона?) можно ли здесь курить? На интернациональном языке жестов он показал мне, что курить можно, только осторожно, то есть в окошко.

            Впредь, когда я пишу «я спросил», «я поинтересовался», слова мои надо понимать так, что я обратился к собеседнику через англоговорящую супругу. Впрочем, иногда и мой лаконический английский типа «no time» или «no money» доходил до визави гораздо быстрее, чем более изысканные фразы на языке Шекспира.  Я так понял, что турки склонны к лаконизму как и я. Многие из них в таких же пределах владеют и языком Пушкина, причем безошибочно обращаются на нем именно к россиянам, а не каким-нибудь англосаксам, немцам или шведам.

            Упоминаю пустяковый в общем-то вопрос о курении потому, что перед отъездом жена запугала меня сообщениями о том, что Турция, став членом Евросоюза, два года назад поддалась общеевропейской истерии по поводу борьбы за здоровый образ жизни и приняла закон, по которому курить нельзя … да практически нигде. Существует даже специальный короткий номер полиции, чтобы стучать на курильщиков. Однако еще по дороге из аэропорта Биляль сказал, что слухи о суровости закона сильно преувеличены и на улицах, например, дымить можно безбоязненно. И все-таки во, все время пребывания на азиатской территории Евросоюза прежде чем достать сигарету, я оглядывал окрестности, дабы убедиться, что еще кто-нибудь в толпе – желательно абориген – подвержен гнусной антицивилизационной привычке табакокурения.

            Вернемся, однако, в восточную сказку. Еще подъезжая к отелю, мы увидели, как за окном мелькнул знакомый всему культурному миру силуэт Святой Софии, откуда сделали справедливый вывод, что место нашего временного пристанища находится в самом центре Стамбула. Час стоял поздний, но терпеть до утра не было никакой мочи. Забросив вещи в номер, мы, следуя совету портье, двинулись вдоль трамвайных путей и минут через 7-10 стояли на площади Султанахмет. Огромная эта площадь включает в себя практически всю площадь древнего греческого городка Византия, из которого позднее выросла столица Второго Рима – Константинополь.

            На одном ее конце высится немного мрачноватая громада Святой Софии, на другом – чуть менее знаменитая Голубая мечеть, которая на самом деле называется мечеть Султанахмет, а Голубой прозвана европейцами из-за основного цвета внутренних росписей. Тут же фонтаны, остатки Ипподрома, стена султанского дворца Топкапы… Но подробности мы узнавали уже днем, а пока ошалев смотрели на фантастические со вкусом подсвеченные громады, равных которым в родном отечестве не наблюдается: и София Киевская и София Новгородская все-таки значительно уступают в размерах своему византийскому прообразу. Вокруг одного из минаретов неторопливо кружили две огромные птицы. Орлы? – Откуда в городе орлы?..

            Мы обошли площадь по периметру, следуя неиссякаемому и довольно густому потоку праздношатающейся публики. Освещение уже было притушено, но туристическая жизнь не замирала. Лоточники, расположившиеся прямо на брусчатке и газонах, предлагали бижутерию, сувениры, вареную и жареную кукурузу, чай… Соблазнились мы только  куском лепешки с сыром и то не от голода, а потому, что жарили ее пряно у нас на глазах на большом металлическом щите, подогреваемом снизу горелками.

                        ……..

            Будильники, тщательно заведенные нами с ночи, чтобы не опоздать на экскурсию, не понадобились: ровно в 6 утра воздух над городом огласился истошными криками муэдзинов, призывающих правоверных к первому намазу. Собственно, сами муэдзины давно уже не забираются на минареты, но зато вовсю пользуются достижениями современной звукозаписывающей техники. Сперва звуки этих дивных песен производят на непривычное европейское ухо несколько дикое впечатление, но позднее я научился находить в них своеобразную, хорошо срежиссированую гармонию. Ибо, благодаря достижениям все той же звукозаписывающей техники, над городом стоит не какофония, а некий звуковой купол, повелительно накрывающий правоверных прямо с небес. Впрочем, чтобы кто-то при этом вдруг бухался на молитвенный коврик, нам наблюдать не доводилось.

            Под крики муэдзинов и я направился в душ, чтобы тоже совершить омовение. Повоевав с замысловатой европейской сантехникой, я наконец получил достаточную дозу утренней свежести и в самом приподнятом настроении раздвинул стеклянную дверцу душа… И тут она выскочила из паза, покачалась пару секунд на одном из роликов и дождем граненых осколков очень кинематографично рухнула вниз.

             И вот стою я голенький, как Адам, весь покрытый кровоточащими стигматами, как какой-нибудь третьеразрядный мученик, стою и не ведаю, что же делать дальше. Даже шагу ступить не могу, ибо под ногами гора битого стекла. На шум прибежала жена. Оценив обстановку, принесла тапочки. С их помощью я кое-как выбрался из душевой кабинки. Обтер раны рулоном туалетной бумаги – их оказалось не так уж и много, - залепил пластырем, оказавшимся в сумочке благоразумной супруги, кое-как оделся, и стали мы думать думу горькую: что же теперь с нами будет, и достанет ли у нас средств, чтобы возместить урон гостеприимному отелю. Тут я робко вспомнил об американской старушке, ошпарившейся кофе в «Макдональдсе» и отсудившей за это у компании  1(один) миллион долларов. С тех пор в американских забегаловках обязательно висит предупреждение, что «кофе может быть горячим». А тут человеку чуть голове не оттяпали. На что супруга резонно возразила, что данный человек – не американская старушка, и времени на сутяжничество у нас нет.

            Делать нечего, пришлось звонить на ресепшн. Тотчас прибежал гарсон («гарсон» будет , наверное, самое правильное слово, потому что жену он называл «мадам»). Он, охая и приседая, бойко осмотрел меня и поинтересовался не нужна ли медицинская помощь (Что такое «амбуланс» я понимаю), позвал коллегу и они бодро в два веника стали выметать осколки. Жена тем временем позвонила в турфирму, чтобы спросить совета. Ей посоветовали, если здоровье покойника позволяет, спуститься в кафе позавтракать и ехать на экскурсию. Так мы и сделали.

            Чтобы не затягивать повествование описанием наших душевных мук – дальнейшие впечатления их быстро вытеснили, - сообщу только, что все обошлось ко всеобщему удовлетворению: администрация отеля сделала вид, что ничего не случилось – реклама в виде моего окровавленного трупа ей была совершенно ни к чему, ну а мы в свою очередь не стали обращать внимания на несколько мелких царапин – случалось в жизни и не такое. Хотя жена еще пару раз задавала портье вопрос: How money? – No money! – отвечал гордый левантиец.

            Экскурсоводом у нас был местный турок Шефаат. Невысокий, молодой, подтянутый, с внушительным горбатым носом, крупными твердо очерченными губами и орехового цвета глазами слегка навыкате. Наголо бритый. Словом типичный турок, а не просто восточный человек. С раннего утра на огромном туристическом автобусе он объезжал узкие и крутые улочки центральной части Стамбула, собирая наших соотечественников по множеству мелких отельчиков.

            Вообще-то мы с женой предпочитаем осматривать достопримечательности самостоятельно и видеть то, что хотим видеть, а не то, что нам показывают. Но в данном случае решили быть покорными автобусными экскурсантами и ни разу в этом решении не разочаровались. Стамбул – огромный город с официальным населением почти в 13 миллионов, а вместе с «понаехавшими» из провинции – 20миллионный. Понять систему общественного транспорта в нем не представляется возможным. Точно так же невозможно понять, что вы в данный момент видите, на что, собственно, стоит смотреть, и как это что-то соотносится с историей. В самом центре города обломки двух империй просто перемешаны друг с другом: посреди античного ипподрома стоит египетский обелиск на древнеримском цоколе, а рядом фонтан, подаренный султану германским императором Вильгельмом Вторым. И никто вам в этих вопросах разобраться не поможет. Плюс индивидуальный турист должен стоять в огромных очередях за билетами. Плюс толпа, в которой легко затеряться…

            О толпе стоит сказать особо. Октябрь месяц считается в Стамбуле «бархатным» сезоном -  во время нашего визита температура держалась около 25 градусов. Именно в октябре в Стамбульском порту швартуются сразу по несколько 4-5 тысячных круизных лайнеров. Масса туристов прибывает также самолетами и поездами. Вот они-то да еще куча местных лоточников и составляют стамбульскую толпу.

            Уже саму по себе созерцать ее интересно: Негры, все как на подбор, в строгих темных костюмах, белых рубашках и галстуках, подобранных к цвету лица. Саудовские арабы в просторных светлых галабиях и их жены (сестры, дочери) закутанные по глаза в черные балахоны. По уши электрофицированные японцы. Миниатюрные южные корейцы, держащиеся друг за друга, чтобы не сгинуть в людском водовороте. Длинномерные скандинавы. Брутальные, с пивными животиками немцы. Бородатые индусы в чалмах и с женами замотанными в сари. Темпераментные итальянцы. Американские старушки с жиденькими голубоватыми сединами. – Им бы о вечном пора думать, но, может быть, они и думают о вечном в вечном городе Стамбуле? Обалделые россияне. Много грудных детей. – Они-то что здесь позабыли?...

            И прочая, и прочая. Не видел только ортодоксальных евреев. Но у них есть неподалеку собственная Земля Обетованная. Хотя посох Моисея хранится как раз в стамбульском музее.

            Вот через это-то смешение языков и лиц приходилось нашему гиду водить довольно анархичную группу случайно собравшихся вместе россиян. По-русски Шефаат говорил отлично: красочно, сложными периодами, к месту вворачивая популярные цитаты из классики и фольклора. И это была не механически затверженная речь профессионального экскурсовода (хотя, конечно, некоторая проработанная основа в ней имелась), потому что точно так же легко он отвечал на любые вопросы – с юмором, цифрами, фактами. Но особенно вопросами мы его не донимали. Разве что две престарелые питерские феминистки лезли на него чуть ли не с кулаками, защищая честь и свободу некогда томившихся в гаремах наложниц. Да еще один гражданин вольной Украины, оживавший только слыша слово «гарем», но его интересовали именно пикантные подробности этого томления. Прямо слюни капали с запорожских усов. В остальное же время щирый хлопец жаловался на здоровье и на то, как его утомили все эти экскурсии.

            Чтобы подчеркнуть широкую образованность нашего гида, скажу, что он был  знаком даже с бредовыми сочинениями академика Фоменко, над которыми слегка подшучивал. – Имея под ногами шестиметровый культурный слой, легко шутить над человеком, который отводит нашей цивилизации лет триста. Беззлобно подшучивал Шефаат и над украинскими туристами, которые во всяком сохранившемся от античности трезубце Посейдона видели герб родной державы. Типа древние укры уже здесь расписались: «Здись був Мыкола». А ведь украинка Роксолана – любимая жена Сулеймана Великолепного действительно оставила видный след в истории Турции.

            Итак, вообразите себе толпу, выходящую со стадиона после ответственного матча. Только толпу, движущуюся не в одном направлении – к метро, а состоящую из небольших групп, во главе каждой из которых идет гид, держа над головой какой-нибудь яркий предмет: зонтик, флаг или просто табличку с названием турфирмы. Вообразили?. Ну а теперь я коротко расскажу о том, что же мы видели. Ни в коем случае не следует рассматривать дальнейший текст как путеводитель. Даже исторические факты, приведенные ниже, в разных источниках трактуются по-разному. И я буду придерживаться не исторической хронологии, а хронологии нашего путешествия.

 

Добавить комментарий

Пожалуйста, не ругайтесь в комментариях!

:D:lol::-);-)8):-|:-*:oops::sad::cry::o:-?:-x:eek::zzz:P:roll::sigh:
Жирный Курсив Подчеркнутый Ссылка Изображение Список Цитата


Защитный код
Обновить

« Пред.   След. »
©MikaS