Главная arrow Авторские статьи arrow Зарубки №73
23.10.2017 г.
Главное меню
Главная
О Борке
Форум
Культурные события
Спорт
Люди Борка
фотоальбом
О сайте
Фотовыставки
Видео про Борок
Авторские статьи
Студия
Авторизация





Забыли пароль?
Ещё не зарегистрированы? Регистрация
Выбор шаблона
blue_lights
Раздел ОБЪЯВЛЕНИЯ
Поиск по сайту
100x100-1




Ленты Новостей
Пожертвования

Друзья!

Обеспечение нормальной бесперебойной работы Общественного борковского сайта дело очень накладное, не дешевле совершенствование его. Поэтому обращаемся с просьбой тем, кто имеет такую возможность, пожертвовать для сайта любую сколь угодно малую сумму, отправив или положив её на мобильный номер 9036387785 ("Билайн",этот провайдер с недавних пор участвует в системе безналичных электронных расчётов). С переводом, пожалуйста, отправьте на этот номер СМС о том, кто вы. Все полученные переводы будут отмечены в разделе "Пожертвования" на нашем форуме.

Поможем нашему сайту Борка!

Зарубки №73
Автор Вячеслав Корнев   
12.02.2013 г.
…И явился мне Ангел с огненным мечом…
Честное слово, не вру: на Рождество мне приснился Ангел с огненным мечом. Однако расскажу все по порядку. Только не надо искать в моих словах какого-либо символа, притчи или, не дай Бог, пророчества. За точное воспроизведение диалога не ручаюсь: сонные видения, обычно, не сопровождаются такими уж четкими словесными формулировками, но общий смысл нашего разговора, особенно его ключевые точки, я передаю, по возможности, без изменений. >

Проснулся я от слова: «Подъем!» – произнесенного с той ласковой старшинской интонацией, которую, человек, служивший в армии, не спутает ни с какой другой. У ложа моего стоял ангел, примерно такой, как на картинах Врубеля, ну с, может быть, более гуманным выражением лица, и, действительно, с огненным мечом. Только меч светился как-то в полнакала, вроде оранжевого ночника, наверное, чтобы не будить прочих, не причастных домочадцев.
– А в чем дело? – спросил я без особого удивления, сквозь сон припоминая, что из армии я уже списан вчистую. – Страшный Суд что ли? Так почему трубы не трубят?
– Будут тебе и трубы, будет тебе и Суд, – мрачновато ответил Ангел, – а пока только Армагеддон.
– А-а-а. Последняя битва, значит? Ну и?..
– Вставай, давай. Мобилизован. Вот и повестка. – Ангел пошарил в ворохе своих сияющих риз и сунул мне под нос какую-то бумажку с неразборчивой печатью.
– Да верю я. Верю. Но почему я-то? В первоисточниках сказано, что сражаться будут сто сорок четыре тысячи праведников. Гвардия, так сказать. А я, мягко говоря, не праведник, за что готов понести заслуженное наказание.
– Будет он еще Священное Писание толковать! Не усугубляй. За тобой и так много записано. – Ангел извлек из символического кармана длинный свиток. – Читаю по алфавиту: агностик (зачеркнуто), алкаш…
– Да я же не сопротивляюсь. Просто хотелось бы знать изначальную диспозицию. Праведники-то где? В засаде, наверное.
– Праведники! Где я их сейчас соберу? У кого отсрочка, у кого белый билет, кто просто от армии косит… Вырастили, понимаешь, поколение идейных дезертиров.
– Это да. Но ведь у вас ТАМ, наверное, одних выдающихся военачальников можно сто сорок четыре тысячи набрать? – Наполеон, Клаузевиц, Брежнев… Павел Грачев, наконец!
– Твои «выдающиеся военачальники» сейчас вне нашей юрисдикции, раскаленные сковородки лижут. Подъем, сказано! – Меч в руках Ангела грозно полыхнул.
Я поднялся. В изножье дивана лежала поношенная, но чистая форма старого образца. Даже подворотничок подшит. Сапоги, портянки. – Портянки теплые, зимние. – Это хорошо. И кальсоны с рубашкой. Все предусмотрели. Действительно, в соответствии с приказом министра обороны сейчас зимняя форма одежды полагается. Я начал одеваться.
– Только должен предупредить, что я в войсках ПВО служил. А там, наверное, сейчас техника новая.
– Совсем тупой, да?! – Возмутился Ангел. – Забыл, с кем дело имеешь? На хрена нам ПВО? Уж где-где, а в воздухе у нас подавляющее превосходство. В пехоту пойдешь. Стрелять-то еще не разучился?
В воздухе материализовались до боли родной карабин СКС (самозарядный карабин Симонова), шинель, шапка-ушанка, солдатские рукавицы, с отдельным указательным пальцем, сидор с сухим пайком.
Снайпером никогда не был, но на курок нажму, – сказал я, застегивая ремень. – С семейством разрешите попрощаться?
– Отставить! Все там будем. – Ангел взмахнул рукой и шагнул куда-то во тьму. Я следом.
А дальше началась «булгаковщина», но не та «булгаковщина», что в «Мастере и Маргарите», а та, что в «Белой гвардии». Лежу я в неглубоком окопе, посреди заснеженного поля. В снежной замяти мелькают неяркие всполохи. Это кто-то стреляет в меня. Я тоже палю в ответ, но патроны экономлю – в подсумке всего-навсего три обоймы. Однако это не важно, потому что я понимаю: моя задача не кого-нибудь убить, а просто выстоять, не испугаться, не убежать. И почему-то мне кажется, что и сын мой где-то рядом лежит, и отец. И почему-то совсем не страшно.
Тут я окончательно проснулся.

***

Увидел недавно в интернете сообщение: рыбинские казаки пикетируют какой-то магазин, потому что им не нравится, что в торговых залах звучит иностранная попса, а не милое русскому сердцу радио «Шансон» или «Авторадио». «Рыбинские казаки» – словосочетание, конечно, странное, но не более странное, чем «московские» или «санкт-петербургские казаки». Даже «чукотские казаки» звучит естественнее, так как Чукотка, как-никак, – пограничный край и, может статься, тамошние казаки, если они там водятся, когда-нибудь возвратят родному Отечеству Аляску.
Над явлением современного Российского казачества кто только не шутил. Так что даже неудобно еще раз издеваться над этими ребятами, одетыми в форму несуществующих родов войск и увешанных какими-то побрякушками, как папуасы Новой Гвинеи. Я и не собираюсь издеваться. Просто хочу сказать несколько просветительных слов.
Казаки это не национальность. Казаки – субэтнос, даже несколько субэтносов, входящих в русский этнос.
Субэтнос – часть этноса, обычно жестко привязанная к определенному ландшафту и связанная общим бытом и судьбой. То есть терские казаки – это не то же самое, что казаки донские или амурские. А что такое московские казаки или рыбинские с этой точки зрения - просто загадка природы. Жесткая привязка к определенному ландшафту не позволяет человеку, живущему на Крестовой улице, называть себя казаком, будь у него в предках, хоть пять поколений донских станичников.
Но это еще полбеды, а полная беда наступает, когда начинаешь размышлять о происхождении казачества. На сей предмет существует несколько теорий. Но, в общем и целом можно сказать, что казачество формировалось на границах московского царства от смешения беглых крестьян из центральных княжеств и местного населения. А кто бежал на Дон, Терек, Яик? – Бежали люди особо непоседливые, подвижные, пассионарные, по Льву Гумилеву. «Пассионарность – избыток некой «биохимической энергии» живого вещества, порождающий жертвенность, часто ради иллюзорных целей. Пассионарность – это непреодолимое внутреннее стремление к деятельности, направленное на изменение своей жизни, окружающей обстановки, статуса кво. Деятельность эта представляется пассионарной особи ценнее даже собственной жизни, а тем более жизни, счастья, современников и соплеменников. Она не имеет отношения к этике, одинаково легко порождает подвиги и преступления, творчество и разрешения, благо и зло, исключая только равнодушие».
А теперь, дорогие рыбинские станичники, положа руку на сердце, скажите: готовы ли вы пожертвовать жизнью за то, чтобы в городских супермаркетах звучало именно излюбленная вами музыка и никакая другая? – То-то же.
И еще один момент: да пассионарность передается по наследству и , в этом смысле, потомки казаков могут претендовать на то, чтобы считать себя особями избранными. Но дело в том, что в любом самом пассионарном этносе энергия со временем убывает и есть основания полагать, что уже к началу двадцатого века казаки были совсем не теми, что во времена Ермака, Разина или Пугачева. Приведу здесь обширную цитату из замечательной книги С.Белякова «Гумилёв сын Гумилёва».
«В девятнадцатом веке терские казаки вели постоянную войну с соседями-чеченцами, причем сражались на равных. Но уже в начале двадцатого века положение дел переменилось. В январе 1919 года белогвардейский полковник И.Н.Беликов в докладной записке А.М.Драгомирову, помощнику главнокомандующего Добровольческой армией сообщал, что казаки «трусливы, много пьянствуют, очень богаты. Никакой власти у казаков ни общей, ни в станицах… их начальники не приказывают, а только просят». В августе 1918 года ингуши разбили казаков, уничтожили Тарский хутор и предъявили Сунженской, Тарской и Аки-Юртовской станицам ультиматум: выселиться за Терек. Сроку им дали – два дня. И казаки покорно выселились, а соседи из Карабулакской и Слепцовской станиц не вступились за соплеменников. В наши дни оставшиеся на Северном Кавказе казаки горько сетуют, что государство не помогает им отстоять свою землю, не защищает, а сами они защищаться давно разучились».
Словом, теперь отличить казака от простого «квалифицированного потребителя» можно лишь по лампасам и привычке кричать «Любо!» после всякой выпитой чарки. Маловато будет.
Однако, все, может быть, не так уж и печально, ибо теория Гумилёва подразумевает, что новый пассионарный толчок может произойти и в родных палестинах, и тогда ярославско-рыбинские казаки вдруг станут самыми крутыми представителями уже довольно полинявшего русского этноса. А, может быть, он уже произошел? А, может быть, уже завтра Рыбинское казачье войско, совокупившись с казачьими сотнями из Пошехонья, Брейтова, Некоуза совершит дерзкий переход через Валдайские горы, приступом возьмет Москву и, наконец, присоединит ее к России? – Вот она – настоящая задача! Не то, что против попсы митинговать.
***
Много чудес на белом свете, и «рыбинские казаки» - еще не самое дивное диво. Расскажу еще об одном – из области «науки».
Взял я на днях в библиотеке книжку «История Франции» известного французского юмориста Фредерика Дара. В аннотации утверждалось, что весь мир хохочет над его сочинениями до колик, а общий их тираж составляет 300 миллионов экземпляров. Однако то ли юмор середины прошлого столетия устарел, то ли перевод попался больно топорный, то ли мое собственное чувство юмора поизносилось, но чтение не пошло. Тогда я из дурного любопытства стал изучать выходные данные и вздрогнул: книга была издана Институтом соитологии! – Может быть опечатка и следует читать «Сайентологии»? – Сайентологи много всякой чепухи издают. – Но нет: и на форзаце и на последней странице четко читалось «соитологии». К тому же и логотип был напечатан при некотором воображении не оставляющий сомнений о сфере научных интересов данного учреждения.
Я, естественно, полез в интернет и обнаружил – есть такой институт! Есть! Дальнейшие сведения о нем я почерпнул из официального пресс-релиза.
Институт соитологии (ИС) располагается в культурной столице России – городе Санкт-Петербурге на Васильевском острове и изучает «культурологические аспекты сексуальности и отражение ее в традициях, литературе и искусстве».
Термины «соитология» и «соитолог» происходят от старого русского слова «соитие» (есть у него и другой неудобопроизносимый синоним) и впервые введены в обиход в феврале 2001 года. С той поры 9 февраля является праздником – Днем соитолога, с чем я и поздравляю читателей РС, ибо все мы в той или иной степени имеем отношение к этой занимательной науке.
Мать соитологии – «известный (?) петербургский писатель и философ Неонилла Самухина, опиравшаяся в своих исследованиях (!) на родовые знания(!) по славянскому(!) соитию и новейшие данные в области психологии, физиологии и медицины». Я эту даму не читал, но читал ее интервью, где она одним из величайших писателей современности называет Эдуарда Тополя. По-моему это – достаточное основание, чтобы не читать ее и дальше.
«ИС начал работу 15 января 2004 года по двум направлениям: научно-исследовательскому и издательско-просветительскому. Имеет в своем составе 4 кафедры».
1.Кафедра практической соитологии. Возглавляет ее молодой и, вероятно, вполне еще дееспособный кандидат медицинских наук. Мысленному взору тут представляется огромная, чуть притененная лаборатория, уставленная прочными дубовыми кроватями, на которых вовсю идет процесс научного поиска: дрожат стрелки манометров, мерцают дисплеи, скрипят кровати. Вдоль рядов лабораторного оборудования неспешно прохаживается директор ИС – мадам Самухина – зрелая дама, в прошлом году справившая свой юбилей. Добрым материнским голосом она дает советы молодым аспирантам и неопытным лаборанткам. Если надо, помогает и практически.
В настоящее время кафедра ведет также большие полевые исследования по теме « О влиянии сексуальности на успехи в деловой сфере». В частности уже успешно решен вопрос «Влияет ли излучение компьютера на продолжительность полового акта на рабочем столе». – Не влияет. В рамках этого проекта Н. Самухиной выпущена монография «Камасутра для офисов». В числе следующих проектов кафедры «Атлас дорожных сексуальных позиций» и «Славянское соитие».
2.Кафедрой этнографической соитологии руководит проживающий в Германии писатель М.Окунь. Ну что ж, этнографические исследования в этой сфере можно начать и с гордых тевтонов. Но в дальнейшем, надо полагать, ИС распространит свои научные интересы и на другие уголки планеты. Особенно в этом смысле перспективны страны Юго-восточной Азии.
Среди прочего, на сей день кафедрой переизданы труды полузабытого сексолога начала двадцатого века Залкинда «Евреи и секс» и «12 половых заповедей революционного пролетариата».
Кафедра лингвистической соитологии. Заведующий кафедрой – поэт И.Куберский.
Герои «Современной идиллии» Салтыкова-Щедрина мечтали основать в Ташкенте университет с единственной кафедрой - митирогнозии («познания матери» в переводе с греческого языка и «матерщины» в переводе с языка Эзопова). Ташкентский университет существовал в годы советской власти, не знаю уцелел ли он в мутных волнах национального возрождения, но кафедры митирогнозии там точно не было, а была, скорее всего кафедра марксистко-ленинской философии. Мечта же щедринских героев осуществилась прямо на их родине – на берегах Невы. Впрочем, кафедра не ограничивает свои изыскания только областью отечественной матерной лексики. Ею изданы, не весть откуда взявшиеся книги «Сексуальные приключения Гулливера» и «Эротические похождения барона Мюнхгаузена. Я, правда, уверен, что ни Свифт, ни Распэ к этим опусам никакого отношения не имеют, а сочинены они все теми же неутомимыми научными сотрудниками ИС.
4. Кафедра эротического искусства. Посмотрел некоторые тамошние экспонаты. – Ничего особенного. – Видали мы штучки и позабористей.
Еще ИС зарабатывает на жизнь, издавая разные книжки, не обязательно имеющие отношение к предмету исследований. Попавшаяся мне в руки «История Франции» - вещь совершенно невинная. – Максимум тянущая на +12.
А еще соитологи подрабатывают изготовлением сувениров: стриптиз-кружек, изображенные на коих вполне респектабельные персонажи при наливании кипятка вмиг становятся голенькими. Или свечей для спален. Не трудно догадаться, что изображают эти свечи.
Некоторое время я сомневался: не является ли ИС, его сайт и издательство чьей-то громоздкой шуткой. Но исследования показали, что ОАО ИС действительно существует в реале и даже имеет свидетельство о государственной регистрации. Так что «ученые-соитологи» - это покруче «рыбинских казаков», которые, как известно, официально государством не признаны.
***
К счастью, в мире существуют не только псевдонауки, псевдообщественные организации и псевдоэкономика. Случаются в нем и реальные, вполне осязаемые достижения. Рыбинцев я могу поздравить с появлением журнала «Рыбная слобода». «Рыбная слобода» является печатным органом Рыбинской и Угличской епархии, но, думается, что влияние этого журнала не будет ограничиваться только областью церковной жизни. Ибо «Рыбная слобода» - журнал культурно-исторический в самом широком смысле. Успехов ему.
И.Глумов

 

Комментарии  

  1. #1 Карасев
    2016-11-0601:44:24 "пожертвовать жизнью за то" резануло по глазам… а вцелом очень злободневно и остроумно!

Добавить комментарий

Пожалуйста, не ругайтесь в комментариях!

:D:lol::-);-)8):-|:-*:oops::sad::cry::o:-?:-x:eek::zzz:P:roll::sigh:
Жирный Курсив Подчеркнутый Ссылка Изображение Список Цитата


Защитный код
Обновить

След. »
©MikaS